Tilbake til hovedsiden Sitemap

Тальцинские покатушки
ТелеГид

Тальцинские покатушки

09.02.2007


"Ты безрассуден, если в расцвете сил не чувствуешь приближения смерти. С нею все, что ты делаешь и считаешь важным, в одно мгновение превращается в ничто"
Бадро Тходрол
Книга Мертвых


Петрищев Андрей- Док
Бердников Юра- Юра И.
Луцак Юра- Юра Е.
Касаткин Паша- Пал Юрич
Потапов Андрей- Базед
Ардашева Катя- Катюха (фото)
Логинов Дима
Логинов Женя
Петрищев Саня



24.02.05 В 13-50 местного времени наша группа выгружается на перрон станции Слюдянка. "...приветствуем группу из Екатеринбурга..."-слышится из хрипловатого динамика. Это передает нам публичный респект встречающий Юра Бердников. Запихиваем весь наш скарб, а это девять больших рюкзаков плюс один бонусный с палаткой, три пары горных лыж, шесть сноубордов, две пары снегоступов, шесть пар туристических лыж и пару пакетов с едой в детище корейского автопрома по имени "KIA". В 16-00 выкидывает это все у ворот турбазы "Теплые Озера". Нас встречает пес размером с собаку Баскервилля. Находим хозяйку и договариваемся с ней на 150 с носа за ночь. Ближе к пяти дня выходим на первую заброску части груза. Тропить, по счастью, не пришлось; помог снегоходный след. Оставляем заброску у начала подъема в цирк горы Пик Тальцинский и уже по темноте возвращаемся на базу. Как позже пишет Док:

Ужин, гитара, сломали кровать
Что нас ждет завтра
Там мать-перемать


25.02.05 Около восьми утра потихоньку эспейпаем с базы в направлении юг-юго-восток вдоль ручья Тальцы до культового места, именуемого "Баба". Опушка леса обыкновенная, если бы не произведение неизвестного языческого зодчего, состоящее из двух грудастых баб и бородатой мужской рожи, помещенных друг на друга и выполненных как одно целое. Но это еще впереди, а пока, как описывалось ранее словами Дока, эпитеты нескромные. После снегоходного следа начинается натуральное "тропильное нудилово". Группа растягивается; кто-то делит груз, так как тащить и тропить просто невозможно. Тепло и солнечно. На очередном перекуре сидим я, Юра И. и Базед, а недалеко от нас пыхтит Юра Е. преодолевая последние метры затяжного подъема. "Юра, а сколько составляет число Пи"-"3,14"-следует ответ джентельмена. В районе трех дня я, Юра И.и Базед достигаем нашего идола, а чуть ниже его отыскиваем неплохое место под палатку и много сушин. Подходит Паша. Копаем яму для костра по типу "Окоп для стрельбы стоя с верблюда", заготавливаем дрова, разводим костер и топим воду. Народ прибывает. Пока не стемнело те кто оставил вещи на тропу выходят за ними, остальные тем временем ставят палатку. К восьми вечера в лагерь подходит Юра И, заканчивая тем самым эпопею с заброской. "Мать природа, помоги, дышать не могу"-слышится чей-то возглас в темноте. Это дежурный не справился с печкой и напустил дыму в палатку.

26.02.05 По случаю вчерашних напрягов утро тянется бесконечно долго. Наконец около десяти Юра Е. первым стартует в направлении хребтика, отходящего от правой части основной подковы в юго-восточном направлении. Хребтик не нанесен на карту, что добавляет оснований к самодовольству чувствовать себя этаким Нансеном. В начале пересекаем "Танцплощадку". Это огромных размеров поле с равномерным уклоном, переходящее в северный борт цирка. Еще накануне на северном борту, сильно освещенном солнцем, мы заметили лавинные выносы; самый крупный из них, длиной метров 150 и шириной 30 пересекаем в конце "Танцплощадки". После нее следует подъем на выположение, с которого, собственно, начинается хребтик. От выположения лезем уже непосредственно по водоразделу. Попутно пытаемся оценить состояние снега с помощью экспресс-методов (тест лыжной палкой). Настораживает то, что встречаются участки с явно перекристаллизованным внутренним снегом, который ссыпается в тропу и не уплотняется, в других местах снег небольшими блоками рушится в тропу под незначительным воздействием лыжной палки, расположенной горизонтально. На достаточно безобидном участке между трех елей перед первым возникает трещина длиной метра два. Пока я пытаюсь логично связать все замеченное в общую картину, карабкаясь в пустом снегу, наверху раздается непонятный вопль. Вижу растрескавшийся склон, вот она логичная связка всего замеченного, а может заодно и развязка. Успеваю инстинктивно сделать несколько шагов влево, к кажущемуся краю лавины и плыву. Относительно мягко приплываю на березу, на которой уже висит Базед. Смотрим вниз; доска врубилась в скопление деревьев метрах в пятидесяти, обтекла и исчезла из вида. После нескольких минут невразумительных криков выясняем, что никого не закопало. Как партизаны перебежками по-одному собираемся вместе. В безвозвратные потери уходит "телескоп". Из повреждений у Дока вспухает синяк под глазом после встречи с деревом. Осматриваем место схода лавины; точка отрыва находилась чуть выше шедшего первым Паши, толщина доски составляла сантиметров 20, больше всего досталось нижним Катюхе, Доку и Юре И., где плыл слой уже метра полтора. Основная зона аккумуляции пришлась к подножию хребтика. Всю нашу тропу слизало, трудно представить, что было бы с теми, кто на ней находился, хорошо двигались плотной группой. Катательный спуск начинаем от подножия хребтика. В такой целине нужна определенная сноровка. Вечер. Над лагерем висит вопрос "Что делать". "Док, душу лечить надо"-слышится из палатки.

27.02.05 Юго-западный склон вчерашнего хребтика переходит в южном направлении в широкий и залесенный склон с равномерным уклоном, обрывающийся в правый приток ручья. Основная группа в составе семи человек выходит по пути вчерашнего подъема с тем, чтобы обойти хребет по лесу и попробовать подняться на него с юга. Мы вдвоем с Доком топаем на лыжах по центру цирка в поисках точки, откуда будет хорошо видно путь подъема и спуска. По мере движения связываемся по рации; судя по всему, вчерашний урок даром не прошел: пока первый в основной группе копает траншею, остальные как обезьяны висят на ближайших деревьях. А снег-то такой же. Нам остается метров сто до выположения, когда от ребят приходит сообщение, что в метрах ста до выхода на гребень под первым просела плита два на два, они решают начать спуск немного ниже, мы тоже останавливаемся. Вскоре они появляются в поле нашего зрения и даже слуха. Спускаются осторожно, так как участки леса перемежаются с открытыми местами. Если бы не психологическое давление вчерашних событий, катили бы совсем лихо. Спуск ниже нас не представляет технических трудностей. За всеми собираемся и мы с Доком. Оказывается, что катание по целине на лыжах требует еще большей сноровки, чем на борде. И как это у Паши так получается; у меня складывается впечатление, что первый раз стою на лыжах. Андрей плужит где-то сзади на своих "Бескидах". Когда мы пришкрябались на "Танцпол", там уже вовсю сигают с трамплинов. Пал Юрич вне конкуренции. Напряжение спадает; вечером у костра "эстетическое пойло", анекдоты, в палатке ставший уже традицией сеанс терапии души на ночь.

28.02.05 Солнце и безветрие продолжаются. В лагере остаются Док, Юра И. и Катюха, повредившая накануне колено. Шесть человек выдвигаются на южный борт цирка, не освещенный солнцем. В начале пути обыкновенное тропилово, затем упираемся в скальный выход, слева от которого кулуар, а справа крутой склон с перемерзшим снегом. Лезем вдоль скалы, буровя траншею. Базед сыплет на остальных снег, потом вообще обрушивает куба два нависающего со стланика карниза.Висим на этой балде, наверное, час. Зато дальше выходим на полку, с которой открывается логичный путь под массив горы Пик Тальцинский. Туда и выдвигаемся. На полке, судя по всему, лежит здоровенная плита, отзывающаяся при каждом шаге утробным гулом. На плато под пиком фотосессия, поскольку виды исключительные. Движемся дальше к отрогу вершины. Когда Паша начинает подниматься на гребень, прямо перед ним опять возникает трещина. Да скильки можно. Кипятим чай, исследуем место для спуска, обсуждаем возможность подъема по методу "рыбалка на живца", когда этого "живца" выпускают вперед на веревке. А может гранату кинуть. Взвесив все "за" и "против", начинаем спуск. Паша и Юра Е. укатывают прямо по распадку ручья, остальные после некоторых куролесов выезжают на место вчерашнего спуска. Соединяемся уже около лагеря. Продолжается раскатка ближайших окрестностей. Вечером Юра И. с загадочным видом достает из своего рюкзака емкость с густой жидкостью молочно-кофейного цвета. "Мегаликер" расходится за считанные минуты.

1.03.05 Уже пятый день погода нас балует солнцем и безветрием. На сегодня назначено прохождение кулуара на южном склоне, который хорошо просматривается от лагеря. Паша и Юра Е. заприметили его еще в самом начале. Первыми уходят "суициды"-четыре человека, затем мы с Димой Логиновым, чтобы отследить ребят на выкате. Внизу остаются Док, по совместительтсву оператор, Катюха с фотоаппаратом и Юра И. Кулуар имеет в средней части узкий участок, зажатый скалами, ниже широкий выкат. Нам с Димой приходится долго мерзнуть под скалами, пока ребята наверху найдут хороший выход в кулуар. Наконец, Паша дает отмашку и начинает спуск. Андрей следит за спуском через видоискатель камеры. По кулуару сперва сыплется снег, потом появляется Паша. По нему видно, что состояние снега в кулуаре неравномерное; на дне надутый, по бокам пухлый. Он проезжает мимо нас и останавливается на выкате. Далее спускается Базед, за ним Юра Е. Под Юрой в самом начале, судя по радиопереговорам , сходит доска. Секунду спустя на выкат мимо нас высыпается пару грузовиков снега. У замыкающего Жени подсела рация, и все наши "ё-ё-ё", "у-у-у" он исключительно слышит, а сам сказать ничего не может. Когда мы сообщили ему в одностороннем порядке об особенностях езды, он начинает спуск. Через полчаса вся группа собирается на "Танцполе". Там возвышается уже три трамплина, на которых Crazy Bananas продолжается. Драйв имеется, экспириенс прилагается.

2.03.05 "Вы хотите снега, он есть у меня". Под утро зарядил мощный снегопад, видимости нет никакой, только в разрывах облачности просматривается южный склон. Паша с Базедом идут строить "мегакиккер" для выполнения сложнейших фигур типа "Родеофлипзубыгрэбом". Мы с Димой отправляемся в радиальный выход в сторону Соболиных озер. Когда спустились в долину реки Снежная долго ориентировались, как выйти на реку, когда вышли быстренько с нее свалили в лес от сильного ветра. Наш путь-это в основном "джиббинг" по деревьям. Тайга нетронутая. Все, что мы смогли сделать, это выйти на реку Селенгинка выше места ее слияния со Снежной. На обратном пути когда переходили реку в метре от носков лыж с характерным бухающим звуком обрушивается кусок три на три , река живет. В лагерь приходим уже по темноте сырые до трусов. Палатка и спальник тоже мокрые. Как пишет потом Базед, день прошел скучно и сонно. Наверное поэтому я не могу толком спать, дежурю с двух ночи и до утра, пытаюсь просушиться.

3.03.05 Сегодня мы выходим в населенку. Сворачиваем лагерь и в районе девяти утра первые начинают спуск. Юра Е. долго ищет с помощью GPS свои и Катюхины лыжи, оставленные на месте первой заброски. Труднее всего идется Диме, у которого сломались крепления на лыжах, да еще палатка с примерзшими паразитными двумя килограммами льда. От турбазы резвый парень по имени Олег в несколько рейсов доставляет нас на станцию Выдрино на своей "Ниве". Электричка везет нас в Слюдянку. Долго смотрим на вершину Тальцинского, которая долго маячит в окне вагона. Из Слюдянки Юра И. укатывает в свой Иркутск, а мы, переночевав у спасателей и проболтавшись полдня в Слюдянке, садимся в поезд № 349 "Благовещенск-Москва".