Tilbake til hovedsiden Sitemap

Тальцинские покатушки
ТелеГид

"Мамайские очерки"

"...совершайте плавательные движения, не кричите и сохраняйте спокойствие, держитесь на поверхности, перед остановкой высуньте из снега конечность..."


20.02.2007



Но этот первый след доски
Не вырвется за времени границы
Проснемся, ни тебя и ни меня
Да, мы уходим, чтобы возвратиться

Отсебятина


Логинов Дима
Логинов Женя
Бердников Юра
Петрищев Саша





5.11.03
Позади поезда различного сообщения, мотания по станциям, сомнения и тревоги. На остановочный пункт "Мамай" вываливается публика с кулями и досками. "Катальщики пришли". Мекка хамардабанского фрирайда начинается тремя пристанционными домами. В дальнейшем паломники движутся до автотрассы, потом налево по ней метров 300 и сворачивают на лесную дорогу, идущую по правому берегу реки Большой Мамай. Количество снега по мере продвижения к границе леса увеличивается, что радавает нас. Хмурое небо не может омрачить эту радость. Тропа достаточно натоптанная, так что лыжи едут на нас пока балластом. Не доходя до места основного лагеря метров двести, мы с Юркой сворачиваем в наш укромный уголок. Втыкаем палатки. Покопавшись с устройством лагеря, уже в сумерках выходим на опробывание досок на ближайший склон.


6.11.03
Хмуроватое небо, на гребнях видны снежные флаги. Мы топаем, точнее сказать, протаптываем заметенные следы по левому борту долины, для нас это "правый склон", ведущие по водоразделу прямо на вершину горы Мамай. Первый спуск назначается от места, где заканчиваются елочки налево в цирк. Вообщем-то мы с Юркой всегда туда катались, поэтому с этого и начинаем. Снежная пыль, вопли, чувство полета. Сезон открыт. По своим же следам поднимаемся уже на собственно вершину, хотя трудно определить, где она, так как по сути это гребень метров пятьсот длиной. Наверху жутко холодно и ветрено. Долго не задерживаемся и начинаем спускаться к центральному кулуару. Склон вначале пологий с сильно задутым снегом, постепенно крутеет и сужается. Внезапно гора говорит "Ух".Вижу линию отрыва чуть выше себя, так как нахожусь лицом к склону, и блоки, блоки, блоки, между которыми проваливаюсь. Быстро поворачиваюсь лицом в долину и пытаюсь отгрести направо к спасительному стланику, отстегнуть борд. Тону. Скорость нарастает, меня то затягивает, то выносит наружу, но из-за снежной пыли все равно ничего не видно. Чувствую, что лечу, успеваю сгруппироваться, лечу-то вниз головой. По касательной шеркаюсь о что-то твердое, втыкаюсь плечами в более плотный слой снега. Поток замедляется, ору что есть сил, перед глазами вспыхивает неестественно яркий белый свет и все останавливается. Открываю глаза, выгребаю снег из очков. Лавина повертев меня, выбросила наружу и в результате я завален всего лишь по колено. Освобождаю крепеж, отстегиваю доску, сбрасываю рюкзак. Вокруг никого. Через мокрые очки ничего невидно, матерюсь и пытаюсь чем-то их вытереть. Вглядываюсь в кулуар и через минуту замечаю две фигурки, скрябающихся вниз. Что-то им кричу, но ответа не слышу. По цвету одежды узнаю сперва Юру, потом Женю. Димы нигде нет. Начинаю бегать по выносу и искать. Ребята присоединяются, Женю отправляем вниз за подмогой. Однако, не успел он встегнуться в доску, как я дойдя вниз по выносу до перегиба обнаружил стоящего метрах в двухстах вниз по склону от нас Диму. Его не слышно, но он стоит, значит все нормально. Спускаемся к нему. Оказывается, что у него повреждено колено, сорвало рюкзак и оставило отметину на каске. Смотрим наверх; лавина образовалась от того, что мы резанули в самом верху слой наметенного снега, лежащего на пологом участке, под которым был склон с крутизной до 45 градусов, кроме того Юра сообщил, что весь кулуар был залит льдом. Видимо, осень была переменчива на погоду. Блоки, сорвавшиеся сверху, ободрали весь кулуар и все это высыпалось длиннющим выносом в основное русло ручья, проходящее по центру цирка. В результате я пролетел примерно метров 350 по вертикали, а Дима - 500. Женя остался стоять на линии отрыва, а Юрке, идущем впереди всех, долбануло по заднице, но не загребло, поскольку он был несколько в стороне. Вечером выпиваем половину запасов спиртного. Обсуждаем произошедшее. Ошибки наши налицо; не учли состояние снега снаружи (задутость), не учли того, что под пологим участком склона находился крутой, не выкопали шурф, чтобы определить состояние снега в слое. Короче говоря, какие вы сноубордисты, да вы просто пидары ( как в известном анекдоте). По ночи к нашему огоньку причаливает ангарчанин Иван. Как пропуск достает из рюкзака "Немирова" и ленту сосисок.


7.11.03
Нерешительность витает над лагерем, пока мы собираемся . Дима остается на хозяйстве, поскольку подбитое колено не дает толком ходить. Мы в составе Юра-Женя-Саня-Иван поднимаемся на Гребень Мамая. А там пусто, то ли еще никто не заходил, то ли уже все уехали. Странно, и это при том, что в лагере народу человек сто не меньше. Впрочем, при подъеме замечена группа, затрапливающая на Мясной пупырь, да мимо нас дальше и севернее проскочило несколько человек. А нам достаются целинные поля южных склонов. Меня, правда, потряхивает после вчерашнего события, хожу и выискиваю признаки неустойчивости снега. Ребята выглядят пооптимистичнее. Юра спускается первым, затем остальные. Целина-а-а-а! На обратном пути на основной тропе колготится народ, готовясь к спуску в цирк. Сообщаю им о возможных лавинах, мол осторожнее надо быть, стоят-то практически на карнизе. "Да, мы по ней катались"-следует ответ. Вот он, пофигизм в абсолюте. От границы леса встаю на доску и еду, а там живого места нету, видимо ушли те времена, когда в мульде на гребне Мамая собирался практически весь народ, что был в лагере, теперь модно кататься "в огородах".

8.11.03
Тепло и солнечно. Юра учел пожелания вечно голодного Жени и прихватил наверх котелок и кружку. С нами выдвигается некто Саша, которого мы приютили вчерашним поздним вечером. Пришел он в джинсах и с огромным тяжеленным чехлом для сноуборда без палатки и прочей снаряги. "А мне сказали, что тут покататься можно"-пояснил он. В этом минус нашей стоянки, каждый кто идет по тропе, проходит в десяти метрах от наших палаток. Саша же отстал недогоняемо еще на первом переходе. По мере подъема прикалываемся над Женей; которого не устраивает наш размеренный темп подъема. Он то стоит на месте, то бежит вперед, обгоняя всех. Встретили группу под управлением Андрея Шуберта. Очень коммуникативный парень, готов всегда пообщаться без излишнего опломба, несмотря на огромный опыт катания. Искренне радуется показывая автограф саломоновского прорайдера на своем ботинке. К другим, с кем он начинал это дело, уже на сраной козе не подъедешь. Пока идем к мульде наблюдаем как одинокий представитель улан-уденских суицидов по кличке "Лавина" совершает спуск по узкому кулуару в северном цирке. На Мамае опять же не людно. Разводим костерок из стланика, варим чай. Катаемся на "юга". Вскоре по нашей тропе поднимается Шуберт и К?, угощаем их чаем. "Это мы удачно попали". Опять юга, юга, юга.

9.11.03
Солнечное утро, лезем на "Мясной пупырь", благо тропа на него набита торная. Приятно и то, что в первый день мы кому-то помогли, протоптав занесенные следы на Мамай. Круговорот добра в природе. На подъеме дивимся на соседний с "нашим" цирк, расположенный южнее, но начинающийся тоже с вершины Мамая, там виден вынос здоровой лавины, выкатившейся прямо в русло реки. Но в отличие от нашей, оторвавшийся кусок поболе буде и на своем пути он прошел узкий кулуар, изогнувшийся на манер американского рубля. Впечатляет. Наверху достаточно просторно и впечатляюще. Идем дальше по гребню в северном направлении к предполагаемому месту старта. На спуске довольно быстро проскакиваем поле и въезжаем в распадок ручья. Начинаются ужимки и прыжки с целью обезопасить скользяк от неожиданных камней, снега здесь не так много, как на самом Мамае. Зато финалом спуска становится парадный проезд всех участников сквозь ряды палаток и людей в основном лагере. Время обеденное. Из нашей группы постепенно ретируются люди; сегодня после обеда уходят Юра и Иван, вчерашним днем отчалил Дима вместе с группой ангарчан. Да и из основного лагеря народ сваливает пачками, выходные заканчиваются.


10.11.03
"И осталися мы вдвоем, я и тилига з нимцами", а если точнее Женя и я. Солнце есть, но на гребнях висят флаги и ветер ощущается даже в долине. Мы идем по тропе на Мамай, в лагере попадаются всего два человека из старых катальщиков, но и они уходят вниз сегодня. На горе, судя по всему, никого. Так и есть. Немного печально, что не хватает коллективного экспириенса, но тем не менее разец скатываемся по югам и топаем дальше по гребню для того, чтобы выйти на старт в северный цирк. Ветрено и прохладно. Практически от седловины, по траверсу реки Большой Мамай начинаем спуск. До границы леса проскакиваем быстро, а дальше если бы знать маршрут и не выскочить на плоскотину, катить можно лихо. К обеду мы в лагере.

11.11.03
По утру сворачиваем лагерь, а поскольку времени до вечерней электрички на Слюдянку полно, идем на "Мясной пупырь" для того, чтобы подосвиданькаться с горой. Место, где стоял основной лагерь больше похоже на последствие прямого попадания бомбы в городскую свалку, чем на следы пребывания культурных людей. Спускаемся с самого пупыря. Неторопливо готовим обед, собираемся и пускаемся в обратный путь, путь домой. Как мы не тянули резину, а вышли на станцию за час до электрички, поэтому сходили к Байкалу. Потом электричка, пиво, полуночные посиделки у Юрки.